real estate menu left
real estate menu right

Расписание

Богослужения проводятся
ежедневно на пр.Толбухина
д. 43, кв. 61.

Св. Месса
Воскресенье: 11.00
Понедельник: 18.00
Вторник: 09.30
Среда: 18.00
Четверг: 18.00
Пятница: 18.00

В Костроме

Воскресенье: 16.00

Розарий
Молитва Розария совершается
за полчаса до св. Мессы 

Заступническая молитва
Вторник: 10.15

Поклонение Святым Дарам
Четверг: 17.00

 

Поиск

Новые комментарии

Цитата дня

Если бы у нас не было таинства священства, то мы не имели бы и Господа. Кто поместил Его туда, в эту дарохранительницу? Священник. Кто принял душу, когда она только вошла в этот мир? Священник. Кто питает эту душу, чтобы дать ей сил пройти свой жизненный путь? Священник. Кто подготовит душу к встрече с Богом, совершив ее омовение кровью Христа в последний раз? Священник. И если эта душа согрешила, кто возродит ее, кто возвратит ей мир и спокойствие? И опять священник. - Иоанн-Мария Вианней

Все сообщники его, возьмите себе кадильницы (Числ, 16,6)
Тексты - Занимательный путеводитель по лабиринту св. Мессы
Автор: Jawnogrzesznica   

Рано или поздно, с приключениями или без, входная процессия добирается до алтаря. Участвующие в процессии миряне приветствуют алтарь глубоким поклоном, священники приветствуют алтарь поцелуем. Мы привыкли, что поцелуй – поцелуй влюбленных – их личное, сугубо интимное дело, которое люди стараются не совершать прилюдно, и совсем забыли, что в древности приветствие поцелуем было обычным жестом. Но поцелуй священника в данном случае – не только его личное дело: в его лице, точнее, его устами мы все почитаем алтарь – место брачного пира Христа и Его жертвы. Почитая алтарь, мы вспоминаем, что Иисус «завершил древние жертвоприношения, принеся себя в жертву на кресте … предстал и Священником, и Жертвенником, и Агнцем» (V префация Пасхи). «Это место действительно свято, - говорит префация о освящении алтаря, - ибо здесь мы совершаем жертвоприношение Христа, здесь мы возносим совершенную хвалу Богу и здесь происходит наше искупление. Здесь происходит Трапеза Господня, на которой Твои дети питаются Телом Христа, собираясь в единую Святую Церковь. Здесь верные обретают Дух Твой, припадая к источнику, струящемуся из Христа как из духовной скалы, и сами становятся живой жертвой и живым алтарем». 

(Небольшое вредненькое отступление. В одном из отечественных путеводителей по буржуазной загранице мне встретилась любопытная заметка: «как вести себя в католических храмах». Помимо вполне адекватных советов («не бегайте за священниками с фотоаппаратом», «не спите на скамейках») там присутствовала и фраза: «входя в храм, католики по обычаю преклоняют колено». Это заблуждение связано с тем, что в большинстве старых храмов дарохранительница находится непосредственно за главным алтарем, то есть аккурат напротив входа. И преклоняем колени мы именно перед дарохранительницей, алтарь же почитаем только поклоном). 

Затем, если, по выражению наставления к Миссалу, «представляется уместным» (интересно было бы разобраться в том, когда это представляется неуместным.. ну разве что есть риск угодить кому-нибудь кадилом по носу) окаждение алтаря.

Строго говоря, каждение – обряд не христианский, точнее, не только христианский. Многие народы знают обычай поджигания чего-то приятно пахучего и обязательно дымящего. Оно и понятно: каким образом достигают божественного слуха слова наших молитв – тайна сия велика есть, а вот если смотреть на поднимающийся кверху дым – сразу ясно: он идет в небо и будет там непременно унюхан. Стоячие кадильницы находились в Иерусалимском храме (именно об этом Псалмист говорит: «да направится молитва моя как фимиам пред лице твое»), их широко использовали римляне.

- Фу, какая языческая гадость! – возмущенно чихая, сказали первые христиане. - Пережиток, предрассудок! Мы не такие!

Впрочем, как часто случается, через какое-то время (в IV в.) традиция была реабилитирована со всеми присущими ей значениями.

Каждение связано с огнем (нет дыма без огня!), во всех культурах дым и огонь используется для очищения – домов, тел и душ. Символизируемое кадилом пламя любви Христовой прикасается к священнику и к народу Божиему, очищает их, уничтожая все ненужное, и все ненужное, лишнее сгорает в Его любви, рассеиваясь в никуда, исчезает как дым. Если мы ожидаем Евхаристии – прикосновения к Царствию небесному, то ради этого должны быть готовы пройти очищение огнем Чистилища.

И раз уж разговор зашел о смерти, то придется вспомнить, что ароматы и каждение благовониями используются у многих народов в похоронных обрядах, чтобы замаскировать запах разложения, запах смерти. Не самый подходящий момент, чтобы вспомнить о празднике Рождества, скажете вы. И, тем не менее, отвлечемся от темы смерти и вспомним, какие подарки принесли волхвы младенцу Иисусу: золото – как великому Царю, ладан – как истинному Богу и смирну – на погребение. Значит, курящийся ладан должен напоминать нам, что Иисус – истинный Бог, победивший смерть! Дым кадила говорит нам, что смерть не замаскирована, не скрыта от наших глаз эфемерной дымовой завесой, но воистину побеждена. Кадило – символ победы и воскресения.

Наконец, благоухание ладана – это «духи» Церкви, Невесты Христовой, идущей к Жениху Иисусу. Это так естественно для девицы с хорошим вкусом: не только красиво одеться, но и подушиться. «Нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами» использует Возлюбленная в Песни песней (Песн.4:14)

Отдавая первенство Госпоже Церкви (и уважая рецепторы ближних), постараемся не дополнять тщательно выбранные Ею ароматы ни собственным запахом пота, ни излишне крепким ароматом духов или одеколона.  Помните, что ни первое, ни второе не смогут взять на себя ни очистительное, ни «воскресное» значение кадила. Впрочем, кто знает, сколько аллергичных бесенят сбежало от не в меру пахучих прихожан, как черт от ладана….

 

 


Exaltation of the Holy Cross Roman Catholic Parish, Yaroslavl, 2010 ©

.